«Вечная» история Ильменского заповедника

14 мая Ильменский заповедник отмечает 100 лет.

В любом деле самое сложное — первые шаги. Какими они были у Ильменского заповедника, отмечающего 14 мая столетний юбилей? С чего все начиналось? Кто стоял у истоков создания этого уникального научного учреждения? Первые шаги Ильменского заповедника по воспоминаниям Антона Скаруцкого.

Долой цифры!

Об Ильменском заповеднике написано много серьезных научных статей, но, согласитесь, нас всегда больше привлекают человеческие, понятные всем факты, а не сухие цифры.
Не будем спорить: цифры очень важны, без них никак не обойтись, но не менее важны люди, ставшие первопроходцами в таком непростом деле, как организация первого в мире минералогического заповедника.
Давайте с помощью дневниковых записей метеоролога Антона Скаруцкого попробуем представить себе, каким же было его начало.
Собственно говоря, и сам Скаруцкий — человек незаурядный. Приехав из Белоруссии в Миасс 11-летним мальчиком, в 16 лет остался сиротой. Рано начал работать. Был делопроизводителем уездного наробраза, конторщиком краеведческого музея, воспитателем в детдоме, потом в Ильменах — рудознатцем, препаратором чучел, заведующим музеем, метеорологом, климатологом, фенологом.
В «летописи» Скаруцкого перечислены десятки имен ученых, с кем ему довелось работать в Ильменах. Но, пожалуй, более всего мы благодарны ему за искренний и душевный рассказ о начале становления естественнонаучного центра и о первом его директоре — Дмитрии Ивановиче Руденко, посвятившем жизнь охране природных богатств Южного Урала.

«С видом украинского батьки»

В начале 20-х годов в Миассе открылся горно-экономический техникум, одним из преподавателей в котором был Дмитрий Иванович
Руденко.
«Могучего здоровья человек, с остриженной под машинку головой и длинными, свисающими, как у запорожцев, усами. Характер у него оказался веселый, общительный, деятельный», — так описывал Руденко известный миасский журналист и краевед Василий Морозов, в те годы учившийся в техникуме.
18-летний Антон Скаруцкий познакомился с Руденко осенью 1923 года, будучи одноклассником его сына, и сразу влюбился в этого удивительного человека:
«Отец Ивана сразу заворожил меня своей непринужденной речью, пронизанной неотразимым юмором, своим характерным видом украинского батьки с великолепными усами и сиянием ярких сапфирово-голубых зачаровывающих глаз».
С этого дня началась их дружба, все более укреплявшаяся во время совместных прогулок по окрестностям Миасса.

«Ильменские следопыты»

«Путешествуя с Дмитрием Ивановичем, — пишет Скаруцкий, — я и не подозревал, что наступает коренная перемена в моей жизни. Сигналом к этой перемене был разговор с
Д. И. за вечерним чаем после трудового десанта «ильменских следопытов».
— Антон, какую зарплату вы получали в детдоме?
— 18 рублей с копейками, — ответил я.
— Та-а-ак… Ну, а на 16 руб-
лей вы бы не согласились ко мне поступить? Разница-то плевая, а работу с детдомовской не сравнить. Увлекательные путешествия, чистый воздух… Благодать!
— Да вот… — говорю нерешительно, — с нового года обещают прибавку… Будто бы 22 рубля хотят платить..
Тут же подумал: «И чего ты себе цену набиваешь, туберкулезник несчастный…».
И с готовностью принял предложение.
…Да, это был момент, после которого вся жизнь моя переходила на новый уровень. Много позже я понял, что мне здорово повезло.
Оказавшись у колыбели детища Ленина, я оказался и свидетелем, и одним из первых участников его первых шагов, благодаря чему понял весь вкус и всю радость организационного, творческого и созидательного труда. Заповедник послужил расширению моего общего культурного кругозора и круга интереснейших встреч и знакомств.
И я с готовностью готов был повторять любимую поговорку Дмитрия Ивановича: «Все, что ни делается, — все к лучшему в этом лучшем из миров».
В этой фразе выражался он весь, вся его жизнерадостность, вся его неукротимая энергия и исключительное трудолюбие».

Добрые вести.

Итак, Руденко назначили директором Ильменского заповедника, который тогда подчинялся отделу охраны природы Главнауки.
«Подошел новый 1924 год, — вспоминает Скаруцкий. — Дмитрий Иванович получил из Москвы важные бумаги. Он был в особо приподнятом состоянии духа. Вести были добрые. Открылись кредиты на комплектование штатов единственного в мире минералогического заповедника в Ильменских горах. Горячий и активный борец, Руденко встал во весь рост и, засучив рукава, приготовился к активным созидательным действиям».
Под контору и квартиру заведующего заповедником приспособили дом № 20 на углу Широкого переулка и улицы Ремесленной — одноэтажный, деревянный, просторный. В арендованном рядом здании позже разместились службы заповедника. В штат вошли четыре сторожа и заведующий.

фото из архива Ильменского заповедника

Реклама


Яндекс.Метрика
Выделено памяти сервера: 55.84MB | MySQL запросов в базу: 146 | Страница создана за 0,321 sec.