Не просто учитель. Герой.

Перебирая в музее истории образования Миасса газетные вырезки об учителях-ветеранах войны, находила знакомые лица или фамилии — и сердце сжималось от боли и запоздалого раскаяния.

Дважды ранен, дважды контужен.

Вспомнила учителя физики Сергея Григорьевича Шатрова. Был он человеком в возрасте, с густой, седой шевелюрой, не очень хорошо слышал, оценки ставил строго, поблажек никому не давал.
Между тем, этот человек, казавшийся нам немножко странным, — в прошлом отважный полковой разведчик и минометчик, дошедший до самого Берлина, дважды раненый и дважды контуженый (отсюда и глухота, и недостаточно хорошее зрение).
Не знали мы тогда героического прошлого своих педагогов, а они, скромные труженики, никогда и словом не обмолвились о своих подвигах.
И упустили мы — безвозвратно упустили! — те минуты, когда еще можно было расспросить их обо всем, услышать рассказы вершителей Победы…
А потом ушли мы — из школы. И они — кто раньше, кто позже — ушли тоже. Из жизни.
Наш рассказ о Сергее Григорьевиче — дань памяти всем миасским учителям-участникам Великой Отечественной войны.

«Вставай, страна огромная…»

Детство Шатрова прошло в Тургояке, затем его семья переехала в Карабаш. Сергей занимался легкой атлетикой, лыжами, туризмом, играл в сборной города по футболу. Много читал, писал стихи, был редактором школьной газеты.
18 июня 1941 года получил аттестат, а четыре дня спустя… — «Вставай, страна огромная…». Вместе с одноклассниками сразу же пошел в военкомат, чтобы уйти на фронт добровольцем. Встретили их сурово, велели идти работать, но из города просили не уезжать. Сергей устроился шахтером на медные рудники.
20 ноября 1941 года Шатрова взяли в трудармию на оборонный Уфалейский никелевый завод и назначили командиром взвода разнорабочих.
В мае 1942 года под Чебаркулем он обучился минометному делу. Перед отправкой на фронт получил звание младшего сержанта. Воевать ушел семейным человеком.

Погибли, но не отступили.

В 20 лет попал Шатров на Карельский фронт. Воевал в составе 272 стрелковой дивизии 7-й отдельной армии.
На всю жизнь запомнился ему один трагический военный эпизод. Был Сергей корректировщиком минометной роты. Взвод минометчиков под командованием младшего лейтенанта Ломакина расположился на высоте в линии обороны советских войск. На эту высоту ринулись мощные силы противника — до двух батальонов.
Все 28 человек, составлявших взвод, сражались мужественно — и почти все погибли, но не покинули поле боя. Сергея Шатрова взрывом засыпало землей в траншее. Выжил он каким-то чудом. Лежа на нарах медсанбата, глухой и полуслепой от контузии, едва пришел в себя.

«Может, живой?..»

Медаль «3а отвагу» Сергей Шатров получил за взятие в плен финского майора. Дело было так…
Наши войска подошли к деревне Уусикюля, которую собирались взять с ходу.Однако противник сильно укрепился на позициях и сдаваться не собирался. Командир полка приказал батальону, где служил Шатров, идти через болото на помощь двум другим подразделениям, наступавшим на деревню.
Во время атаки Шатрова ранило в ногу. Теряя сознание, он услышал, как переговариваются проходившие мимо солдаты: «Посмотри-ка, может, он еще живой?» Перевязали они раненому ногу и побежали догонять своих.
Очнувшийся Шатров, превозмогая боль, с трудом выбрался из леса — и увидел двух вражеских велосипедистов. Застрелил одного, взял в плен второго. Вторым оказался финский майор, командир артиллерии части, противостоявшей нашим войскам…

«Вот она, проклятая!»

Сергей Шатров участвовал в форсировании рек Свирь, Одер, в освобождении карельских городов Питкяранта, Олонец, Петрозаводск. В 1944 году сражался на территории Польши.
К границе Германии подошли 23 февраля 1945 года. На полосатом столбе «Polen—Deutschland» кто-то уже написал мелом: «Вот она, проклятая!» 24 февраля перешли в наступление, прорвали оборону противника, укрепившегося на границах, и взяли города Фридланд, Кеслин, Кольберг.
Затем вышли к берегам Балтийского моря и в Восточной Померании заняли Гдыню и Гданьск (немецкий порт Данциг). В Гдыне Сергея Григорьевича второй раз контузило. Он снова попал в медсанбат…

«Руки вверх, выходи!».

Вернемся немного назад, чтобы рассказать, за что Сергей Шатров удостоился еще одной высокой награды…
5 марта 1945-го наши войска взяли город Кеслин, очень важный узловой пункт. Всю ночь шли по проселочным дорогам. Под утро вышли в поле и услышали артиллерийскую перестрелку. Установили, что артдивизион въехал на железнодорожную станцию. Думали, что там находятся наши, а оказалось — немцы. Сергей Григорьевич вызвал по рации минометный огонь по этому поселку, а потом вместе со всеми бросился в атаку.
Пробегая мимо одного из домов, хотел было, по примеру пехотинцев, кинуть в окно гранату, но что-то его удержало. Забежал во двор. По нему выстрелили с сеновала. Мимо!.. Шатров швырнул гранату в сеновал, забежал в дом и увидел компанию немецких офицеров.
Не растерявшись, Сергей крикнул по-немецки:«Хенде хох, ком хераус!» («Руки вверх, выходи!»). Офицеры (два полковника, два подполковника, майор, три капитана и рослый, худощавый генерал-лейтенант с висящими седыми усами, тщательно выбритым подбородком и в отлично подогнанной генеральской форме), видимо, настолько растерялись, что подчинились приказу беспрекословно.
Позже выяснилось, что в доме располагался штаб Кеслинского военного округа. За такой геройский поступок старшему сержанту Шатрову вручили орден Славы третьей степени.
Кстати, помимо уже упомянутых наград, Сергей Григорьевич был награжден орденом Отечественной войны II степени и медалью «За Победу над Германией».

Остаться в живых.

17 апреля часть перебросили под крепость Штеттин на Одере. Наши войска осаждали крепость до 26 апреля, готовились к форсированию реки и штурму.
При переправе через широкий, полноводный Одер снаряд разорвался рядом с лодкой, в которой сидели семь человек. Сергей Григорьевич сумел вынырнуть из ледяной воды и схватиться за обломок лодки — и таким образом остался в живых.
В результате штурма непобедимый Штеттин, который Гитлер называл «северным щитом Берлина», был взят. После этого вражескую группировку войск «Висла» уничтожили по частям.
… Известие о Победе Шатров встретил на острове Рюген. Полк построили на берегу и дали залп в сторону моря. У Сергея Григорьевича оставалась красная ракета, и он тоже выстрелил вверх, в сторону моря.

Памяти директора.

Осенью 1946 года Сергей Шатров вернулся в Карабаш, почти сразу был назначен завучем школы рабочей молодежи.Заочно окончил педагогический институт (физмат). Из завучей дорос до директора школы № 13, заведовал гороно, был заместителем председателя исполкома городского совета народных депутатов.
В 1966 году переехал в Миасс. Работал учителем физики в школе № 17, а через два года дал согласие возглавить новую школу № 4.
Недолго довелось ему директорствовать — утерянное на войне здоровье давало о себе знать. Но педагогическую деятельность Сергей Григорьевич не бросил: преподавал физику в школе № 26, электротехнику и электронику в МГРТ, занимался с членами общества слепых.
И литературное творчество бывший воин тоже не бросил, продолжал писать стихи и статьи, которые публиковались во многих уральских и карельских газетах.
В составе группы ветеранов Карельского фронта шефствовал над школами № 26 и 22, переписывался со школьниками из разных городов, посылал им свои воспоминания.
Вместе с женой вырастили троих детей. В мир иной ушел в 2001 году.
…К 70-летию Победы в школе № 4 была открыта мемориальная доска, посвященная участнику Великой Отечественной войны, первому директору школы Сергею Григорьевичу Шатрову.

фото предоставлены школой № 4

Реклама


Яндекс.Метрика
Выделено памяти сервера: 56.92MB | MySQL запросов в базу: 130 | Страница создана за 0,269 sec.