Имя Вениамина Астафьева никогда не изгладится из памяти его воспитанников и коллег

В прошлом номере мы уже познакомили читателей «МР» с воспоминаниями воспитанницы Вениамина Астафьева олимпийской чемпионки Людмилы Пермяковой (Громовой) о своем первом тренере.

Думаем, что не менее интересно  читателям будет поподробнее узнать о том, откуда он родом, каким был в семье,
в жизни. Мы связались с дочерью Вениамина Марковича Ольгой Рачковской, проживающей в Санкт-Петербурге,
и вот что она рассказала нам об отце…

Большая и дружная
«Папа вырос в большой, трудолюбивой и дружной семье Астафьевых. Дедушка Марк Елисеевич (1870 г.р.), уроженец Златоуста, до революции был продавцом в обувных магазинах, а после революции на напилочном заводе заведовал складом готовой продукции, упаковки и отправки по стране. С этой должности и ушел на пенсию.
Бабушка Ксения Владимировна (1882 г. р.) была домохозяйкой, воспитывала девятерых детей (папа — младший).
Хорошо помню дом, где прошло мое детство. Бабушка Ксения жила на первом этаже, а наша семья — на втором. По воскресеньям бабушка собирала всех родных, вместе они лепили пельмени, а потом устраивался семейный обед.
К родителям тоже всегда приходило много гостей — друзья и ученики папы, молодые, задорные, всегда с улыбкой, очень спортивные и деятельные».

«Спортивка»
«Папа занимался в струнном кружке в клубе, о чем говорит сохранившееся в семейном архиве удостоверение. Есть у нас и его фото с аккордеоном. Видимо, он любил не только спорт, но и музыку.
Но именно спорт (особенно спортивная гимнастика) был настоящей страстью папы.
Самые первые мои воспоминания об отце связаны со «Спортивкой», которая рано вошла в мою жизнь. «Спортивкой» называли спортивную школу те, кто в ней занимался.
Меня часто брали туда на занятия и мама, и папа. Я любила смотреть, как занимаются веселые и добрые папины ученики, общалась с ними, и сама старалась научиться гимнастическим упражнениям. Благодаря «Спортивке», меня с детства не покидало чувство, что у меня очень много друзей.
Помню, что папа и мама чаще ходили туда не через мост, а через речку Миасс. Зимой шли по льду, а летом — по камушкам, выходя сразу к «Спортивке», которая находилась у рынка в старом городе.
Жизнь там кипела с утра до позднего вечера —
так много людей хотели заниматься спортивной гимнастикой! Мне тогда казалось, что в Миассе живут только гимнасты, а папа у них — самый главный».

Еще и фотограф!
«Другой страстью папы был, конечно, фотоаппарат, он не расставался с камерой и был настоящим фотокорреспондентом, как я понимаю это сейчас. Без него не обходилось ни одно спортивное мероприятие в городе. Тысячи кадров были сделаны на пленку о парадах и праздниках на стадионе, соревнованиях по спортивной гимнастике и демонстрациях, на которых всегда была спортивная колонна.
Я помню и свое участие в этих событиях. Он фотографировал всех своих учеников. Думаю, у многих сохранились его фотографии.
В нашей квартире, когда мы уже жили в автозаводском районе, была оборудована фотолаборатория, в которую он позволял мне не только заходить, когда печатал фотографии, но и даже участвовать в процессе.
Я любила наблюдать за этим волшебным процессом, как завороженная. Поэтому папа был для меня еще и волшебником, которому подвластны эти волшебства. Он хорошо знал химию, сам разводил все необходимые составы.
Затем только что напечатанные фотографии мы купали в большой ванне и накатывали на большие стеклянные панели. Когда фотографии начинали пощелкивать, высыхая, моей работой было собрать их и положить под пресс.
Пока папа был жив, я не проявляла большого интереса к фотографии, хотя он и пытался «заразить» меня этим делом. Но уже после его ухода из жизни взяла в руки камеру…
Так что ничего в нашей жизни не проходит без следа. С благодарностью вспоминаю папу — не только спортсмена, но и фотографа».

Мог все, что угодно
«Папа был мастером-золотые руки, он все умел — и даже писал картины.
Обладая очень красивым почерком, всегда сам подписывал грамоты на соревнованиях. Думаю, многие его ученики хранят свои грамоты с почерком тренера. В ДЮСШ оформлял много стендов со своими фотографиями.
В нашем семейном архиве хранятся два удивительных портрета мамы, которые папа сделал ей в подарок. Один из них с надписью: «На память о 1953 годе, когда ты окончила Ш.Ю.С. и защитила I разряд».
Удивительна в них его ювелирная работа скальпелем по бумаге под лупой! Он создал резное обрамление фотографии с микроскопическим орнаментом. Потрясающее мастерство! Не знаю, кто еще мог сделать такое…
У меня хранятся фотоальбомы (мои и моей дочери), тоже подписанные его красивым почерком. А на праздники он любил подписывать открытки, часто делая подпись пером и тушью под лупой. Без лупы текст не читался. Я обожала эти поздравления!».
Добавим, что о почерке Астафьева с восхищением отзывался и еще один его воспитанник Борис Богачев: «Помню, какие стенды оформлялись им в школе! И в городском спорткомитете висели таблицы, выполненные им, а у меня и других ребят многие удостоверения ГТО и разрядников были заполнены его рукой…».

Фото предоставлены Ольгой Рачковской

Реклама

Яндекс.Метрика
Выделено памяти сервера: 51.82MB | MySQL запросов в базу: 153 | Страница создана за 0,240 sec.