Культуру в послевоенном Миассе активно развивал Герман Шрайтель

Завершаем рассказ о режиссере, постановщике, музыканте, актере Германе Шрайтеле, много сделавшем для развития культуры в послевоенном Миассе.

И даже композитор!

Самодеятельному театральному коллективу, созданному Шрайтелем, были по плечу такие сложные пьесы, как «Машенька» А. Афиногенова, «За вторым фронтом»  В. Собко, «Мнимый больной» Мольера, «В сиреневом саду» Ц. Солодаря,
«Урок дочкам» И. Крылова, «Таня» А. Арбузова. Герман Христианович и сам обязательно играл почти во всех спектаклях.
Помимо работы в клубе он успевал переделать массу дел: руководил хорами в ПТУ № 38 и 49, в школе
№ 17, в цехе автозавода «Шасси», вел музыкальные занятия в детских садах города.
А ветераны дошкольного образования с удовольствием вспоминают музыкальные занятия, которые Шрайтель умел превратить в сказку. Ничего удивительного, что дети обожали музыку и педагога, не желая с ним расставаться ни на минуту.
Герман Христианович выступал в концертах с сольными номерами, аккомпанировал солистам, не отказывался поиграть на танцах. А однажды проявил себя как талантливый композитор, сочинив в 1973 году, к 200-летнему юбилею города, «Песню о Миассе» на слова Захара Фурмана.

Песни на обоях.

Нина Германовна, будучи школьницей, играла роль Снегурочки на папиных утренниках, а когда выросла, была концертмейстером в руководимых им хорах, ездила с отцовской агитбригадой по маршруту Томск-Омск-Новосибирск.
— Раньше с нотными сборниками было туго, — рассказывает она, — поэтому, когда папа ехал в Мариуполь к сестрам, то обязательно обходил детские сады и просил дать ему музыкальные новинки. Например, любимую песню подготовишек «Наступает расставанье, скоро в школу мы пойдем» привез в Миасс именно он. А комиссия из отдела образования приходила в восторг от папиной игры «Жуки» (это тоже было новшеством у нас): под аккомпанемент баяна дети-«жучки» бегали по лужайке, а после резкого аккорда падали на травку и уморительно дергали «лапками».
— Без отца в городе не обходился ни один праздник. Он мог сыграть все, что угодно, без подготовки, на слух. А так как мелодию народ обычно знал, а со словами была напряженка, то Герман Христианович придумал вот что: на обратной стороне обоев расчерчивал строчки и крупно писал на них слова популярной песни. С обеих сторон листа прибивал реечку, а к ней привязывал веревку. Сложит все тексты рулончиками, сунет под мышку — и пошел на свадьбу или на юбилей. Караоке-то раньше не было, а папина задумка чудо как хороша: развернул рулон, повесил на гвоздик, всем видно, все поют и радуются, а больше всех — отец.

Не успели…

Незадолго до кончины Германа Христиановича произошло едва ли не главное событие в его жизни —
нашелся сын, которого отец долго и безуспешно разыскивал, но найти не мог, так как, как уже сообщалось, мать поменяла ему фамилию, имя и отчество.
— Летом 1984 года, — поделилась трогательной семейной историей Нина Германовна, — папина сестра написала ему: «Герман, я узнала, где твой сын. Зовут его Валерий Егудин, работает он в Новосибирском театре оперы и балета, но не знаю, кем…». Через приятельницу я узнала, что Валерий — оперный певец, ведущий солист Новосибирского театра (впоследствии его директор и профессор консерватории), народный артист СССР и РСФСР, и что в данный момент он вместе с труппой театра находится на гастролях в Москве. Отец расплакался… Моя старшая сес-
тра Валентина поехала в Москву, встретилась с Егудиным, поразилась, насколько он похож на отца, рассказала, что папа сильно болен. Валерий пообещал заехать в Миасс, но попал в аварию. А осенью отца не стало. Встреча не состоялась. И я тоже не успела с ним встретиться — Егудин умер от рака в 2007 году.

От отца — детям.

По словам Нины Германовны, Валерий Егудин за годы своего певческого творчества исполнил около 60 оперных партий и считался одним из лучших исполнителей роли Отелло в России.
Был многогранно талантлив, как и отец: в качестве режиссера восстановил в Новосибирске оперы «Отел-
ло» и «Пиковая дама», а театр под его руководством вошел в категорию «Ведущих театров России»; заведовал кафедрой сольного пения Новосибирской консерватории, проводил мастер-классы в Чехии и Германии.
Гены Германа Шрайтеля проявились не только в сыне. Обе его дочери —
Валентина и Нина — получили специальное музыкальное образование, стали педагогами. Внук и внучка окончили музыкальную школу, прекрасно поют.
Старшая дочь Валерия Егудина — талантливая пианистка, жена — балерина.
Если бы можно было собрать вместе всю родню Шрайтелей, то, наверное, получился бы настоящий ансамбль песни, музыки и классического танца… Ансамбль имени Германа Шрайтеля — прекрасного человека, великолепного актера, замечательного
музыканта.

фото из семейного архива Шрайтелей и Петровых

Реклама


Яндекс.Метрика
Выделено памяти сервера: 52.3MB | MySQL запросов в базу: 155 | Страница создана за 0,248 sec.