Посещал ли Миасс автор знаменитого «Бравого солдата Швейка»?

Судьба «красного чеха» прочно переплелась с революционными событиями на Южном Урале.

Судьба «красного чеха» прочно переплелась с революционными событиями на Южном Урале.

100 лет назад 5-я армия под руководством Михаила Тухачевского освободила Миасс от колчаковцев. Кажется, все уже давным-давно сказано об этих памятных днях.

Думаете, все?.. Как бы не так! Мало кто знает, что в составе политотдела 5-й армии с октября 1918 года на партийной, политической и административной работе находился будущий автор «Бравого солдата Швейка» Ярослав Гашек.

Каким ветром его занесло на Южный Урал?.. О, это целая история!

Годен к нестроевой

Ярослав Гашек родился в Праге, в семье учителя математики. В 1915 году был призван в австро-венгерскую армию и вскоре сдался русским в плен, как и многие другие чехи, не желавшие сражаться за императора Франца-Иосифа.

В России на тот момент таких военнопленных было около двухсот тысяч. Многие из них братались с русскими в первой же атаке.

В 1916 году Ярослав Гашек вступил в формирующиеся из чехословацких военнопленных добровольческие подразделения и ненадолго стал помощником командира батальона — пока не был признан нестроевым по причине болезни. В феврале 1918-го примкнул к левым социал-демократам, создавшим Чехословацкую группу РКП(б).

Весной того же года Гашек сражался против германских интервентов в составе интернационального отряда, а осенью вошел в состав 5-й армии Восточного фронта.
В Челябинск будущий писатель прибыл 17 августа 1919 года, через две недели после того, как отгремело челябинское сражение: заведовал армейской типографией, позднее стал начальником интернационального отделения армейского политотдела.

Остроумен, едок, убедителен

Гашек был талантливым журналистом, способным организатором и эффективным пропагандистом, так как легко сходился с людьми, владел почти всеми европейскими языками, был крайне остроумен, едок, убедителен.

«Красный чех» — называли его бойцы. Выступая с импровизированными рассказами о выдуманных встречах с будущим героем своей книги — бравым солдатом Швейком, Гашек неизменно вызывал безудержный смех слушателей.

Он проводил митинги, собрания и беседы с военнопленными. Благодаря его агитационной работе в августе-октябре 1919 года в ряды Красной Армии добровольно вступили 720 военнопленных.

Был редактором фронтовых газет «Наш путь», «Красный стрелок», «Красная Европа», «Вестник ПОАРМа», издававшихся на русском, немецком и венгерском языках. В Бугульме выполнял обязанности помощника коменданта города. В Уфе заведовал типографией политотдела 5-й армии.

По мере продвижения фронта Гашек перемещался вместе со штабом 5-й армии и завершил войну в Иркутске, после чего выехал в Чехословакию.

Был или не был?

Судьба «красного чеха» так прочно переплелась с революционными событиями на Южном Урале, что не можешь не спросить: а бывал ли Гашек в Миассе?..

Более 30 лет назад этим вопросом задался известный миасский журналист и краевед Василий Морозов. В течение долгого времени он буквально шел по следам Ярослава Гашека: разыскивал, встречался или списывался с людьми, которые были соратниками писателя, дотошно выспрашивал подробности их общения.

Среди его собеседников были те, кто утверждал: «Гашек в Миассе был!» — но доказать правоту их слов пока не представлялось возможным.

Так, участник гражданской войны на Урале, в 20-х годах работавший в нашем городе, Иван Алексеевич Искра (Скрябинский) в 1974 году написал Морозову:

«Ярослава Гашека я знал. Столовался с ним в столовой штаба и политотдела 5-й армии и Восточного фронта в июле 1919 года в Уфе. Потом он уехал в Челябинск, а по пути заезжал в Миасс».

Знакомство Ивана Алексеевича с писателем подтвердил автор книги «Встречи с Ярославом Гашеком» Иван Филиппович Риманов, который вместе с Гашеком находился в отряде бугульминского коменданта.

Сдержал слово!

Миасский журналист познакомился и подружился с московским инженером Петром Матко, создавшим на дому один из крупнейших в стране музеев, посвященных жизни и творчеству Гашека.

Однако среди собранных им 15 тысяч экспонатов, к сожалению, не нашлось ни одного, прямо или косвенно подтвердившего факт пребывания Гашека в Миассе.

«Вполне возможно, — допускал при этом Матко, — что «Красный стрелок» печатался в миасской типографии».

Тогда Морозов списался с автором книги о Гашеке — Иваном Филипповичем Римановым, который не очень уверенно в 1974 году ответил ему открыткой:

«По моему мнению, Гашек заезжал в Миасс в связи с имеющейся там богатой полиграфической базой и наличием бумаги, оставшейся после белых, так как он всегда интересовался фондами бумаги и полиграфией. Если что-то узнаю — сообщу».

И слово свое сдержал!

Завоет как раненый волк.

«Недавно, перебирая свой архив, — сообщал Риманов Морозову, — я совершенно случайно наткнулся на свою дневниковую запись 1952 года, где коротко говорится о бывшей заведующей политотделом нашей 26 дивизии 5-й армии Гончарской С. С. Вот что она сообщила мне: «Когда в конце июля 1919 года Красная Армия освободила Челябинск, Гашек много сил потратил на поиски бумаги для газеты «Красный стрелок» и листовок».

Еще будучи в Златоусте, Гашек узнал, что в Миассе имеется солидная типографская база. Я ему два-три раза давала командировки в Миасс за бумагой. В первый раз он привез 10-12 пудов, а во второй раз — около 20 пудов. И Гашек радовался как ребенок, что теперь газета будет выходить аккуратно, листовки напечатаем по потребности.

«Колчак, — смеялся он, — теперь завоет как сибирский раненый волк!» В третий раз Гашек поехал в Миасс, чтобы привезти печатную машину в Челябинск, где решили укрепить полиграфическую базу газеты…».

И еще одно уточнение сделал Риманов в своем письме:

«Бывший комиссар 27 дивизии А. П. Кучкин не раз говорил мне о своей совместной работе с Гашеком. И, между прочим, рассказывал, будто Гашек в августе 1919 года два-три номера газеты «Красный стрелок» печатал в Миассе».

Фото putdor.ru

Реклама


Яндекс.Метрика
Выделено памяти сервера: 51.86MB | MySQL запросов в базу: 153 | Страница создана за 0,233 sec.