Как миасская крыса съела Васины штаны…

На выступления студентов Миасского педучилища физвоспитания сбегался смотреть весь город…

Рассказ о том, как и чем жили первые студенты Миасского педагогического техникума

Миасский педагогический техникум празднует свое 90-летие. И захотелось узнать, какими были первые студенты этого учебного заведения, чем они жили, о чем мечтали?

Спускаюсь в сокровищницу краеведческого музея — фонды. Хранители бережно выдают мне два конверта. Открываю… Перелистываю страницы воспоминаний первых выпускников, и, как в старом черно-белом кино, в воображении мелькают картинки жизни молодых, подающих надежды парней и девчат.

Итак, 1928 год… Педагогический техникум переводят из города Златоуста в Миасс.

Без галстуков!

«Нашему педтехникуму было предоставлено одно из самых лучших зданий города — дворец бывшего золотопромышленника Симонова. В помещении, где раньше плавили золото, устроили студенческую столовую. Кстати, нашли оригинального повара — знатока французской кухни. И, действительно, готовил он пищу для студентов изумительно. Правда, проработал очень немного и куда-то исчез.

Хорошее двухэтажное здание было предоставлено и для студенческого общежития, недалеко от учебного помещения. Мужская часть студентов третьего и четвертого курсов поселились на втором этаже в одной из больших и светлых комнат с балконом. Жили очень весело и дружно. Правда, в комнате постоянно царила вакханалия: кто-то пел, готовясь к хоровым выступлениям (Горбунов, Мазикин, Зиновьев), кто-то играл на гитаре, другие читали или писали.

В 1928 году педтехникум переехал из Златоуста в Миасс и разместился в здании, конфискованном у бывшего золотопромышленника Егора Симонова.

Много шутили, смеялись, сочиняли злободневные пародии друг на друга. Так свыклись с такой обстановкой, что и не замечали: одни могли крепко спать, в то время как другие вовсю шумели. Кстати, эта привычка осталась у меня потом на всю жизнь», – вспоминал бывший студент, а впоследствии и преподаватель техникума Геннадий Иванович Цыпин.

Одевались тогдашние студенты скромно и бедно. Большинство носило юнг-штурманские костюмы —  хлопчатобумажные гимнастерки, брюки и юбки, ремень с портупеей. Галстуки юношам одевать не разрешали. Косметика у девушек исключалась.

Маневры, стрельбы, боевые действия

«Первое большое дело, за которое мы принялись, — рассказывал Цыпин, — была культурная революция. создали штат по ликвидации неграмотности. Издавалась специальная стенгазета. Всех комсомольцев прикрепили к неграмотным, с которыми они регулярно проводили занятия на дому».

Время тогда было тревожное, поэтому миасские комсомольцы занялись военной подготовкой молодежи.

Занятия проходили регулярно и довольно часто. Всем добровольцам выдавали винтовки, устраивали маневры, стрельбы. В любую пору дня и ночи студентов могли поднять по тревоге. Местом сбора был райком комсомола. Оттуда повзводно соответственно команде отправлялись в лес, где проводили «боевые» действия. Явка была стопроцентной. Ребята относились к военному делу с исключительной серьезностью.

Но, несмотря ни на что, студенческая жизнь оставила в душе будущих педагогов лишь самые светлые моменты. В техникуме часто проводились вечера молодежи: ставили театральные  спектакли, пели, танцевали.

Что осталось от брюк?

Возникали и курьезные случаи. «Еще в Златоусте, перед самым отъездом, мы жили в комнате общежития, которую частенько атаковали огромные крысы, принося много неприятностей, — продолжаем читать воспоминания Цыпина. — Студенты перед сном вооружались камнями, гирями и поджидали грызунов, чтоб расправиться с ними.

Однажды произошел такой смешной случай. Все ребята ушли по контрамаркам в драмтеатр. А один из студентов — очень своеобразный и замкнутый деревенский паренек Вася — никак не захотел пойти с нами на спектакль. Сколько ни уговаривали — ничего не получилось. По возвращении из театра была обнаружена поразительная сцена.

Вася крепко спал (по правде сказать, сон был его слабостью), а его брюки крысы затащили в половую щель. Когда кто-то из ребят их вытащил оттуда, то обнаружилось, что от брюк осталась лишь одна опушка. Штаны почти полностью были сгрызены. Они у Васи были единственными. Сколько нам стоило хлопот, чтоб наскрести средства для покупки на барахолке подержанных брюк для бедного Васи».

…И «весельчаков» прогнали

Учебный процесс протекал весьма своеобразно. Лекций не читалось. Семинаров по учебному плану не проводилось. Преподаватели вывешивали по своим предметам задания на месяц, в которых называлась текущая тема и указывалась соответствующая литература.

Готовились к сдаче зачетов бригадами, распределяя задания между студентами. Один делал литературу, другой — географию, третий — естествознание. А затем, за час или два до встречи с преподавателем, бригада собиралась и обменивалась информацией. Но случались и казусы.

«Однажды один очень способный, начитанный и остроумный студент, получив задание подготовить зачет по литературе, решил подшутить над своим однокашником, попросившим бригаду выступить на зачете первым. Он до неузнаваемости исказил содержание рассказа

Куприна «Молох». Нерадивый студент, приняв все за чистую монету, на зачете стал пересказывать преподавателю рассказ. Последний в недоумении пытался остановить фальсификатора, направить его в нужное русло. Но где там! Не тут-то было! Студент так упорно отстаивал свое, что даже упрекнул преподавателя в том, что тот сам не читал рассказ. Наконец, последовал взрыв хохота всей бригады — и финал: преподаватель прогнал всех «весельчаков».

Имели место и такие проделки, как подтасовка с зачетами.

«Были у нас в группе два студента — тезки по фамилии и по имени. Один из них прилежный студент, другой – лодырь. Второй порой приходил к рассеянному преподавателю, убеждал его в том, что сдавал зачет, но не имел тогда при себе зачетки, а теперь пришел отметить. Преподаватель смотрел в записную книжку, находил фамилию тезки, сдавшего все своевременно, и выставлял авантюристу зачет. Но вскоре его разоблачили и исключили из техникума».

Ты ж уже бежал!..

Каждый год в честь Дня печати газета «Миасский рабочий» традиционно проводила городскую эстафету. И вот — 1958 год, май, эстафета.

«Мы от автозаводцев скрывали расстановку по этапам, — пишет бывший студент Геннадий Цыпин. — Тяжелым был 10-й этап. Они очень хотели знать, кто побежит от нашей команды. Первый этап тоже престижный. И вот готовится старт, и от нашей команды — Халилов и

Митин. Один из них должен быть на 10-м этапе. Кто же? Стартовал Халилов, а Митина быстро перевезли на 10 этап. А там ему говорят: «Ты уже бежал на первом этапе!..» Эстафета была выиграна».

Горе-подарок

Зимнее первенство Министерства Просвещения РСФСР среди педучилищ проводилось в Миассе. «Трассы для лыжных гонок приготовили хорошо, — читаем у Цыпина. — Да вот незадача — с горы снег сдуло. Гора находилась в конце Мельничной улицы. Нужно было срочно принимать меры. Выходили по 30 человек с матрацными наволочками, носили в них снег, а потом хорошенько утрамбовывали его. Трасса получилась добротной».

Случаи вспоминают разные: и досадные, и курьезные. Так, в 1953 г. в Куйбышеве команда педучилища выиграла первое место по лыжам с большим запасом, но на заседании судейской коллегии обнаружилось, что третье. Чуракова не уступила лыжню лыжнице из Томска. Это было в эстафете, на последнем этапе. Результат был снят, миасцам дали второе место.

Однажды в Челябинске сборная команда миасских лыжников завоевала первое место. По словам того же Цыпина, «приз получал представитель команды С. И. Лежнин. Подарок оказался настолько тяжелым, что Сергей Иванович упал с ним со сцены. Из гостиницы до вокзала этот приз несли вдвоем на лыжных палках. Торопились и, преодолевая канаву, упали. Было уже темно, и с большим трудом пришлось искать горе-подарок».

Было стыдно…

А вот еще заметка.

«Ю. Буторин на тренировках быстрее других преодолевал подъем на Моховую гору. Это поперек горы от Динамитной поляны вверх (на этой поляне сейчас кладбище). Этот подъем стали называть Буторинским. Многие лыжники побаивались, когда в дистанцию гонок включалась даже какая-то часть этого Буторинского подъема. Он был очень тяжелым».

Молодежь любила ходить в турпоходы. И вот что произошло однажды…

Вот они, самые активные и самые боевые студенты, члены комитета ВЛКСМ педагогического техникума…

«Во время турпохода на берегу озера Тургояк у нас была ночевка. С вечера я приготовил снасти, чтобы рано утром половить рыбки. Наутро встал (проспал), в палатке ни души, а мои снасти все исчезли. И вот подхожу я к палатке и начинаю как следует отчитывать своих друзей, решив, что они там. Долго ругался. В палатке сначала молчали, а потом захихикали. Тут-то я понял, что отчитывал вовсе не тех. В этой палатке были преподаватели. Убежал я. Было очень стыдно».

«Выдать постель!»

Ребята ездили на сельскохозяйственные работы в Пустозерово. Там же были учащиеся Миасского автотехникума (МАМТ). Несколько студентов вспоминали такой случай…

Подпись на обратной стороне снимка: «К. Дегтева, С. Киреева, З. Шишляева, А. Абрамова. 1939 год». Какими они были, эти красивые, строгие, серьезные девушки?..

«Один раз девушки из МАМТ пригласили нас на день рождения Зины Соломатовой, а наши ребята «именинником» выбрали меня» — пишет П. Степанов. — И вот мы пошли добывать огурцы. Нас обнаружил сторож парникового хозяйства и спустил с цепи собаку.

Теодор Крейчи, не обладавший особой прыгучестью, сходу преодолел плетень высотой около двух метров… Невзирая на трудности, дни рождения мы отпраздновали благополучно. Наша дружба с «именинницей» продолжалась, и через пять лет мы с Зиной поженились».

В апреле 1958 года в актовом зале педучилища состоялась комсомольская свадьба выпускников М. Алютина и З. Уряшевой.

В честь этого события директор училища издал такой приказ: «Выдать безвозмездно из фондов общежития кровать и постельную принадлежность».

Высечь, чтобы запомнил

И еще несколько смешных случаев из студенческой жизни будущих педагогов.

  • К студентам, спящим в общежитии во время утренней гимнастики, подходил директор И. П. Морятов и, приоткрывая одеяло, спрашивал:

– Стипендию получаешь?

– Получаю.

– Не будешь получать…

И переходил к следующей кровати.

  • «Перед уроком анатомии на муляж скелета надевали одежду, ставили его так, чтобы сразу увидела В. Ивановна — обычно перед самым входом — и, затаив дыхание, ждали, что будет…».
  • «Экзамен. У Балчева в билете вопрос «Функции ягодичной мышцы». Он не знает. Ему подсказали: «…оттягивает нижнюю челюсть». Он так и ответил. Тогда Баста Федотович

говорит ему: — Если бы тебя один раз высечь по этой мышце, ты бы навсегда запомнил».

Мешочки на пятках

Педучилище представляло собой культурный центр города. Все праздники проводили своими силами, и каждый раз готовилась новая программа. Особенностью художественной самодеятельности того времени было то, что в программы выступлений включали физкультурные номера. Продолжали традиции, заложенные в довоенное время.

«Во всех наших делах чувствовался подъем и хорошее настроение… Помню выступление в день 8 марта. У выступающих — ленты на голове с надписью «8 марта», а на ногах — белые носки. К пяткам подшиты марлевые мешочки с зубным порошком. Незаметно, маршируя, на полу оставляли след в виде надписи «8 марта». Для зрителей это было неожиданно и интересно».

Прошло немало лет с того времени, как в нашем городе появился педагогический техникум. Уже давно нет тех задорных ребят — его первых выпускников. Но жива память о них…

Дарья Баннова,  старший научный сотрудник Миасского краеведческого музея. 

 Фото из архивов Миасского краеведческого музея.


Выделено памяти сервера: 41.3MB | MySQL запросов в базу: 198 | Страница создана за 0,494 sec.