Когда-то Миасским заводом управлял брат Петра Ильича Чайковского

Можете смеяться, но иногда Миасс представляется мне какой-то волшебной луковицей. Нет, правда!.. Снимаешь с нее один слой шелухи — открывается одна тайна, снимаешь второй, третий — обнажаются следующие… И этому чуду, похоже, не будет конца.

Мы уже рассказывали читателям «МР» о том, что в нашем городе оставили свой след сыновья великих живописцев Всеволод Васнецов, Юрий Репин, писатели Дмитрий Мамин-Сибиряк, Юрий Либединский, Владислав Гравишкис и другие.
Сегодня нам предстоит сделать для себя еще одно историческое открытие: в середине 19 века на должность управляющего Миасским заводом и золотыми приисками был назначен двоюродный брат известнейшего русского композитора Петра Чайковского. Звали его Николай Широкшин. Разница в возрасте братьев — больше тридцати лет… Не удивительно, что совместных их фотографий найти не удалось — как не нашлись, к сожалению, фото самого Николая Васильевича.

Кто кому кто?

Заглянем в генеалогическое древо Чайковских, чтобы понять — кто кому кто?..
Сам Пётр Ильич Чайковский о своих предках знал немного: «Мне известно, что мой дед был врач и жил в Вятской губернии…».
И действительно. Судя по документам, хранящимся в Центральном государственном архиве Удмуртской республики, Пётр Фёдорович Чайковский, сын украинского казака Фёдора Чайки, окончил Киевскую медицинскую академию и участвовал в русско-турецкой войне в качестве лекаря. Выйдя в отставку, бросил медицину, получил права дворянства, был назначен на должность городничего.
В семье родилось восемь детей (последний из сыновей — Илья, отец будущего композитора), которым родители постарались дать превосходное по тем меркам образование.
Одна из дочерей Петра Фёдоровича — Екатерина Петровна, тетка будущего композитора — в 1805 году вышла замуж за помощника управителя Ижевской заводской конторы, поручика Василия Широкшина.

На казенный кошт.

Потомственный уральский горщик Широкшин мечтал, чтобы его сыновья Николай и Пётр (двоюродные братья Петра Ильича Чайковского) продолжили динас-
тию искателей земных кладов.
Он знал, что в столице имеется специальное учебное заведение — Горный кадетский корпус, куда принимают не только дворян, но и сыновей горных мастеровых. Преемственность профессии весьма поощрялась, будущие «горных дел мастера» из неимущих слоев содержались в Корпусе за счет государства.
«Казеннокоштными» кадетами были приняты и братья Широкшины.
Курс обучения был рассчитан на восемь лет: первые шесть — общее образование и приготовительные классы по закону Божьему, русскому, французскому, немецкому языкам и латыни, общей и русской истории, географии и физике, зоологии и ботанике, чистой математике и логике, архитектуре и вступительной минералогии — вот обязательный перечень дисциплин для перехода в студенческие классы.

Вместо шляп — кивера.

Переход в разряд студентов означал, что кадеты получали чин унтер-офицеров и новое обмундирование: вместо треугольных шляп — кивера, вместо белых перевязей вокруг мундира — черные лакированные портупеи, вместо белых панталон — брюки одного цвета с мундиром.
Кроме того, более обширным и серьезным стал у студентов Горного кадетского корпуса и перечень изучаемых наук.
На протяжении всего курса Николай Широкшин выделялся успехами в учебе и в списке выпускников 1827 года, составляемом в порядке успеваемости, занял пятое место из 19.
Из Формулярного списка: «За время учебы Н. Широкшин успешно овладел следующими науками: Законом Божьим, физикой, минералогией, дифференциальным и интегральным исчислением, химией, механикой, геодезией, статистикой судопроизводства, геогнозией, маркшейдерским, горным и пробирным искусствами, российской, немецкой и французской словесностью, архитектурой, артиллерией, рисованием и танцами».

«Трескучие» опыты.

Выпускной экзамен в Горном кадетском корпусе проходил в форме театрализованного представления. Вот как описывал свои впечатления от этого события один из воспитанников Корпуса: «За месяц до публичных экзаменов в Корпусе все приводили в лучший вид: везде красили, чистили, мыли. Всякий день учили танцевать, маршировать, петь, фехтовать, приготовляли увертюры и делали беспрестанные репетиции.
Наконец наступал вожделенный день. В 11 часов утра собрались в конференц-зале высшее духовенство, министры, сенаторы, члены дипломатического корпуса, писатели, ученые, другие знатные особы. Н. М. Карамзин, И. А. Крылов, В. А. Жуковский, иные знаменитости нередко делали честь Корпусу своим присутствием.
Экзамен начинался испытанием заблаговременно подготовленных кадетов в законе Божьем, горных науках, физике и химии, причем производились любопытные, обычно «трескучие» опыты».
Окончание следует…

фото www.interesnie-fakty.ru

Реклама


Яндекс.Метрика
Выделено памяти сервера: 55.43MB | MySQL запросов в базу: 161 | Страница создана за 0,260 sec.