Для чего необходимо создание Центра региональных исследований в Челябинской области?

Сегодня экспертное сообщество считает, что многие проблемы в Челябинской области в своих причинах имеют слабость самоидентификации челябинцев как челябинцев. Есть ли выход?

Сегодня экспертное сообщество считает, что многие проблемы в Челябинской области в своих причинах имеют слабость самоидентификации челябинцев. Есть ли выход?

Кандидат исторических наук, руководитель челябинского регионального отделения Российского военно-исторического общества Гаяз Самигулов разъясняет ситуации корреспонденту «Южноуральской панорамы».

— Действительно ли отсутствие ответа на вопросы, кто мы и зачем мы, может иметь какие-то серьезные последствия для региона?

— Сегодня молодежь гораздо мобильнее, чем старшее поколение. Ее мало что держит на месте. При слабом соотнесении себя с малой родиной связь становится совсем эфемерной. Необходимый элемент нормальной положительной самоидентификации как жителя Челябинска, Южного Урала — это представление о значимости истории родных мест, каких-то знаковых событиях, связи истории твоей семьи с историей города, региона, страны. Это те моменты, которые должны быть включены в образовательную, туристическо-познавательную, даже рекламную сферы. Но для этого необходимо изучение истории, этнографии… Иначе нечего будет пропагандировать.

И это должна быть действительно пропаганда истории. Не кампанейщина, как это у нас принято, в связи с юбилеями, а нормальная планомерная работа. Человек должен четко понимать, что он родился и вырос в краю с богатой историей, и эта история должна включать в себя не только период строительства слобод и крепостей и развитие горнозаводской промышленности, но и время, когда эти территории входили в состав Сибирского ханства и Ногайской орды. История башкир и татар должна восприниматься как часть нашей общей истории.

Это вовсе не гарантирует, что все жители области и Челябинска останутся дома даже в самые трудные времена. Это просто даст людям мотивацию остаться. Но в нашей сегодняшней реальности это достаточно много.

— Чем могут помочь исследователи, изучающие историю родного края, культурных и иных особенностей народов, населяющих Южный Урал?

— Историю своего края мы знаем очень слабо. Под словом «мы» я подразумеваю и профессиональных историков. Поинтересуйтесь, сколько историков у нас занимается, скажем, историей Южного Урала и Зауралья XVIII века? А XVII века? Это единицы ученых. Соответственно, когда доходит дело до популяризации, то выясняется, что очень мало что можно популяризировать. При этом опираться на работы XIX века нельзя: там очень много ошибок. Те же труды Ф.М. Старикова представляют большой интерес как одни из первых работ по истории Оренбургского казачества, но брать их за основу не стоит.

При этом у соседей, хоть в Республике Башкортостан, хоть в соседних областях Казахстана, идет активная работа по изучению и формированию истории. В результате сегодня о нашей истории зачастую представление складывается по работам соседей. Но не надо забывать, что там есть и свои интересы, и просто стереотипы, которые они никак не могут преодолеть. А затем это транслируется в обобщающих работах общероссийского уровня. И, разумеется, те, кто интересуется историей у нас, воспринимают эти выкладки, которые повторены уже в десятках публикаций.

У нас же нет четко выраженного заказа на изучение региональной истории и этнографии — нет программы исследований, поддерживаемой правительством области, нет программы публикаций результатов исследований в виде книг, которые бы продавались по доступной цене и были выложены в интернете в формате pdf.

Взгляд на историю отсюда, из Зауралья, а не со стороны, очень важен, он создает картины истории, привязанные к нашему восприятию. Такие работы проще транслируются в ходе уроков краеведения или просто в популярных книгах, статьях, постах, которые должны донести сюжеты истории до обычных жителей нашего региона, и не только. Тогда у гораздо большей части жителей, чем сегодня, возникнет интерес к тому, что же такое наш край и как сформировалось то сообщество, которое сегодня скучно называется «население Челябинской области». А дальше пойдет трансляция этих впечатлений вовне: в разговорах, переписке, в соцсетях, инстаграме и т.д. И это может существенно исправить образ области, сложившийся в последние годы.

Полную версию интервью читайте по ссылке.

Фото из архива «МР»

Реклама


Яндекс.Метрика
Выделено памяти сервера: 55.55MB | MySQL запросов в базу: 163 | Страница создана за 0,263 sec.