Растет ли под Миассом сибирский великан?

Нынешней осенью в Миассе было высажено несколько десятков кедров. Красивая акция, организованная руководителем ДШИ № 5 Галиной Никитиной, заставила задуматься: первые ли это кедры в Миассе?

Нынешней осенью в Миассе было высажено несколько десятков кедров. Красивая акция, организованная руководителем ДШИ № 5 Галиной Никитиной, заставила задуматься: первые ли это кедры в Миассе?

Есть ли у «кедрят» в Миассе предшественники и живы ли они?.. Кто стоял у истоков посадки кедров в окрестностях города?.. Вопросов возникло много, а значит, и работа предстояла немалая.

Плодоносят!

Неожиданно вспомнилась картинка из детства.

В переполненном садовом автобусе рядом со мной, школьницей, оказался высокий, худощавый пожилой человек с умным, интеллигентным лицом. Слово за слово — завязался разговор, и я узнала, что мой попутчик (как оказалось, и наш сосед по саду) был в числе тех, кто высаживал в миасских лесах кедры.

За давностью лет не помню абсолютно никаких подробностей — кроме, пожалуй, той искренней увлеченности, с какой мужчина рассказывал о кедрах, и охватившего меня восторга.

Впрочем, нет. Помню, что Иван Яковлевич Богданов (а это был именно он, директор Миасского лесхоза) не без гордости сообщил мне, что «наши кедры» уже плодоносят.

И еще один маленький эпизод всплыл в памяти. Как-то одна из садоводов коллективного сада «Любитель», показывая растущие на ее участке громадные, до самого неба, кедры, пояснила:

«Саженцы этих двух кедров папе дал Иван Яковлевич Богданов. Папа посадил их и назвал нашими с сестренкой именами…».

Живой, близкий, родной

К сожалению, Ивана Яковлевича уже давно нет в живых. О садовом участке теперь заботится его дочь Людмила, с которой мы на днях встретились.

— Ничего не знаю о кедрах, — развела руками Людмила Ивановна. — Хотя и я, и брат работали у отца в лесхозе: я — экономистом, а брат — сначала инженером по охране леса, затем директором Уйского лесхоза. А так как мама тоже окончила Уральский лесотехнический институт, то получается целая династия Богдановых. Мы с братом просто не могли пойти по иному пути, так как перед глазами всегда был отец, преданно служащий своему делу. Лес для него был не отвлеченным понятием, а живым, близким, родным. Он не столько внимания нам уделял, сколько любимой работе. Нам, его детям, на работе поблажки не давал, спрашивал даже строже, чем со всех остальных.

— Помню, когда наступало время пожаров, он практически не покидал лесхоз. В советские времена предприятия выделяли людей для тушения пожаров. И однажды две девушки из подобной добровольческой дружины потерялись. Мой брат, который всегда выезжал на пожары, организовал поиски, но они не дали результатов. Усталый, он явился домой утром и вымолвил: «Не нашли…». Вы бы видели, что стало с отцом! «Немедленно в район пожара, — приказал сыну, — найти девушек, живых или мертвых!». А девушки, как стало известно позже, просто ушли из леса и никому ничего не сказали…

Как бор «полысел»

Заслуженный лесовод РСФСР, кавалер ордена Октябрьской революции, директор Миасского лесхоза Иван Яковлевич Богданов (на верхнем фото) родился в 1927 году в селе Ново-Ивановка Варненского района.

Окончил лесохозяйственный факультет Уральского лесотехнического института, и первой записью в его трудовой книжке стала должность лесничего в Чебаркуле. Через год Богданов был переведен в Миасс, а в 1965 году возглавил лесное хозяйство нашего города.

«В те годы площадь, покрытая лесом, увеличилась с 72 до 86 процентов, — вспоминал ветеран миасского лесхоза Б. Кондратичев, — и миасские окрестности до самого Златоуста и Чебаркуля были самым лесистым регионом области. К лесному богатству относились бережно. Помнится случай, когда в 1956 году «полысел» сосновый бор Миасского лесничества площадью 16 тысяч га, пострадав от нашествия шелкопряда. Авторитетная комиссия настаивала на вырубке умирающего леса, но Иван Яковлевич был категорически не согласен с этим решением и доказал свою правоту. Бор опылили и сохранили».

«Тургояк, папина любовь»

В 1956 году по настоятельной просьбе лесхоза, при поддержке города и области миасские леса были отнесены к высшей категории, что снизило расчетную лесосеку вырубаемых лесов в четыре раза.

А в 1981 году по инициативе Богданова, с помощью Миасского горсовета решением Совмина РСФСР был разработан и утвержден проект Тургоякского ландшафтного лесопарка площадью 2719 га.

— Да, — подтвердила Людмила Ивановна, — Тургояк — это папина любовь. Много сил он вкладывал в организацию Тургоякского ландшафтного лесопарка. Когда началось строительство машгородка, отец тесно работал с Макеевым, ладили они с Виктором Петровичем очень хорошо. В 2004 году Госдума внесла поправку в закон, согласно которой заповедные леса можно отдавать под застройку, так отец сильно переживал по этому поводу. Здание лесхоза в переулке Кордонном строилось при нем. И голубые ели перед крыльцом тоже при нем сажали. Был случай: в канун Нового года работники лесхоза организовали корпоратив, а в это время какой-то наглец стал рубить елку на территории лесхоза. Елку сотрудники спасли, но она потом отставала в развитии, ей требовался особый уход.

Во время директорства Богданова Миасский лесхоз не раз становился победителем соцсоревнований, получал переходящее Красное знамя.

Гордимся…

В 1987 году, в канун 60-летия Ивана Яковлевича, в местной газете вышла статья о нем, где, в частности, писалось:

«С 1971 по 1975 год под руководством Богданова созданы лесные культуры на площади 6050 га, организована лесосеменная станция, заложено 259,6 га постоянных лесосеменных участков, 44 га лесосеменных плантаций. При нем построены деревообрабатывающий, лесопильный, столярный цехи, а также цех по производству хвойно-витаминной муки и пожарно-химическая станция.
За годы работы Богданова в нашем городе деревца хвойных пород высажены на территории, площадь которой превышает 12,5 тысяч га. Много лет Иван Яковлевич возглавлял механизированный лесхоз, задача которого — защита, восстановление лесов. Потом стал руководить комплексным леспромхозом».

Орден Октябрьской революции, медаль «За трудовую доблесть», знак «За службу в государственной лесной охране СССР», нагрудный знак «За сбережение и приумножение лесных богатств России» — видно, что Родина ценила этого человека.

«Вы по праву можете гордиться своими воспитанниками, — с такими словами обратились в тот год к юбиляру коллеги, — сегодня они трудятся на руководящих постах в лесном хозяйстве Южного Урала».

фото из архива семьи И. Я. Богданова

Реклама


Яндекс.Метрика
Выделено памяти сервера: 52.25MB | MySQL запросов в базу: 164 | Страница создана за 0,246 sec.