Не женское дело глазами женщины

Английское сочетание «Off-Road» знакомо каждому российскому автомобилисту потому, что на русский язык оно переводится как «нет дороги».

Ровно 20 лет назад 10 октября 1999 года три десятка человек, которым наскучил разбитый асфальт, собрались на Первый открытый Чемпионат Челябинска по «Off-Road», а, попросту, на соревнования автомобилей-бездорожников, называемых в народе «джипами», автомобилей которым дорога вовсе и не нужна.

Штурман женского экипажа Галина Полунина (facebook.com…)
1999 год.

Странная река Киалим: совершенно чистая, прозрачная, а у берегов сбивается в клубы густая пена. Говорят, что это растворенный в воде горный камень авантюрин — талисман искателей приключений. На берегу речки, на поляне рядом с кордоном лесников шумное веселье. Шампанское льется рекой прямо на землю, пить его все равно нельзя — впереди дорога домой. Это финиш. Закончилась трехдневная гонка внедорожников Открытое первенство г.Челябинска по Off-road.Невозможно определить, кто счастлив больше: победители на УАЗике-санитарке или «сынули» на Ренглере, который умер на седьмом километре пути, и всю остальную дорогу ехал на «кукане» за «мамочками». А началось все это позавчера.

Заха 99
Мы, как истинные леди, явились в 18.55, когда все джентльмены уже начали нервничать.

Сбор участников у деревни Новоандреевки до 19:00. Мы, как истинные леди, явились в 18:55, когда все джентльмены уже начали нервничать. Подобралась неплохая компания: девять экипажей из Челябинска, Екатеринбурга и Тюмени — шесть УАЗиков, Нива и две иномарки Ренглер и Мерседес.

На первом этапе «ночное ориентирование» стартовали после наступления темноты. Пугая местных жителей, вокруг деревни Тыелги завертелась карусель из ревущих автомобилей. То сбиваясь по несколько машин, то по одиночке, участники пробирались сквозь лабиринт лихо закрученной «легенды». На бумаге все выглядит просто: «600 метров — направо, 800 метров — налево в гору», а на самом деле: темный лес некоторое подобие дороги, масса развилок, куда ехать непонятно.

Со старта мы ушли замечательно, без труда оставили за флагом несколько соперников, кого-то между делом выдернули из грязи, кому-то показали дорогу, отметились на двух — трех КП и … заблудились.Ну, не так, чтобы совсем, вокруг народ туда-сюда ездит, а куда нам ехать разобраться не можем. Пока разбирались, застряли в болоте. Нас, конечно, выдернули, но передний мост отказал.

Заха 99
Теперь представьте: две красотки ночью в лесу на УАЗике без переднего моста, из инструмента у нас ключ 10х12, топор и две лопаты, короче — могила.

Теперь представьте: две красотки ночью в лесу на УАЗике без переднего моста, из инструмента у нас ключ 10х12, топор и две лопаты, короче — могила. Крики «Спасите-помогите!» и ракеты, выданные перед стартом, не спасли. Вдалеке показались чьи-то фары, пришлось штурману бежать наперерез, рискуя переломать ноги, бросаться под колеса — опять не спасло: оказалось, это Ренглер с пробитым колесом. Умереть нам, конечно, не дали, но до финиша мы добирались вместо отведенных четырех с половиной часов, почти шесть.

По секрету доложу, что на КП, где не было судей, а меж белых простыней висела бездушная печать, штурман, с легендой на перевес, бегал отмечаться пешком. И вообще, для водителя это были авторалли, а для штурмана, то есть для меня, — соревнования по легкой атлетике. На финиш торжественно прибыли последними, если не считать одной машины, безнадежно потерявшейся и застрявшей где-то в болоте, их организаторы искали до семи утра.

Теперь представьте: две красотки ночью в лесу на УАЗике без переднего моста, из инструмента у нас ключ 10х12, топор и две лопаты, короче — могила. Крики «Спасите-помогите!» и ракеты, выданные перед стартом, не спасли.

Заха 99
Для водителя это были авторалли, а для штурмана — соревнования по легкой атлетике.

Казалось, что сил не хватит даже доползти до спальника, но душевная компания и пятьдесят граммов «наркомовских» привели в чувство. Пока варился то ли поздний ужин, то ли ранний завтрак, нам отремонтировали мост, благо, поломка оказалась несерьезной. Спать улеглись, когда поняли, что звездное небо качается уже не в такт вращению Земли.

В восемь утра безжалостные судьи подняли участников, и после жеребьевки, отправили в «Трофи-Рейд». Это такие соревнования, когда легендой задается маршрут без ограничения времени, а в конце участники и судьи сами оценивают водительские мастерство и взаимопомощь экипажей по пятибалльной системе. Главный вдохновитель идеи Евгений Шаталов заявил, что дорога простая, занимает не более трех часов на серийной машине, в народе это называется «накаркал». Еще на старте долго таскали свердловчанина номер 7, пока он не догадался просушить трамблер.

По жребию нас разделили на три команды, все получилось очень удачно: в первой команде два УАЗика, в третьей команде три УАЗика, а во второй, нашей, команде — женский экипаж на УАЗике, несчастный Ренглер и Мерседес. Нива еще рано утром отбыла домой в Снежинск.

Заха 99
Еще на старте долго таскали свердловчанина №7, пока он не догадался просушить трамблер.

Когда стартовала первая команда, мы еще пили утренний чай, отогреваясь после холодной ночи, и слушали рассказ Димы Щербакова (№3), того самого, которого искали всю ночь. Он умудрился закопаться по самую крышу. Утреннее солнышко заблестело на стеклах машин, просохла ночная роса, зачирикали птицы, настроение участников из просто хорошего стало боевым и наша команда стройной колонной устремилась в сторону Уральского хребта.

Вчерашний опыт подсказал, что лихой старт ничего не значит, и правильно: уже скоро Ренглер не смог проехать через большую лужу, пришлось объезжать по лесу. Надо было видеть эту картину: из леса выезжает Ренглер, за ним идет растерянный штурман, неся в руках обломок крыла, а у водителя в глазах стоит цифра «200 баксов». И, вообще, по началу было заметно, как у него в голове щелкало каждый раз: бампером «цапнул» — 50$, мостом — 200$, порогом об камень задел — еще 100$, потом, видимо, со счета сбился. А когда масляный картер пробил, совсем успокоился и положился на судьбу. Пытались заклеить «холодной сваркой», но ее хватило километра на два.

Пока ремонтировали, решили пообедать. Один из судей флегматично говорит: «Вы бы, девочки, огонь рядом с машиной не разводили, у вас, кажется, бензин течет». Я под днище заглядываю: мама дорогая! — левый бак смят, а из трещинок драгоценное топливо капает, да в нескольких местах. Заправок в лесу не строят. Где зацепили, не помню, сколько вытекло неясно, а правый бак уже пуст. Заклеить не удалось, пришлось перекачивать бензин из одного бака в другой. Дальше так и ехали: первыми мы, «мамочки» на УАЗике, за нами на веревке «сыночек»-Ренглер, а «папочка»-Мерседес прикрывал тылы.

За ним идет растерянный штурман, неся в руках обломок крыла, а у водителя в глазах стоит цифра «200 баксов». И, вообще, по началу было заметно, как у него в голове щелкало каждый раз: бампером «цапнул» — 50$, мостом — 200$, порогом об камень задел — еще 100$, потом, видимо, со счета сбился.

Джип
И, вообще, по началу было заметно, как у него в голове щелкало каждый раз: бампером «цапнул» — 50$, мостом — 200$, порогом об камень задел — еще 100$, потом, видимо, со счета сбился.

Очень быстро нас догнала третья команда, но у них тоже неполадки: у одной машины отказала задняя передача. Дорога была очень простая, там, где она вообще была. Кто догадался назвать дорогой колею от Урала, я не знаю, спокойно удавалось проехать не больше пятисот метров, пешком добрались бы быстрее, 28 километров за 14 часов — это о чем-то говорит. Топоры и лопаты в руках держали чаще, чем руль. Между делом выясняется, что в легенду кроме меня уже никто не заглядывает: а зачем, — говорят, — вы же первые идете, мы вам верим, — вот ничего себе, а если я потерялась?

И, вот дорога, вроде бы, вверх пошла, посуше стало, километра полтора уже едем не выходя из машин, народ расслабился, а нельзя этого — коварное болото прямо в колее затаилось. Все кое-как по лесу объехали, только один УАЗик на бок упал, но без последствий, а Ренглер никак не протащить. То есть протащить-то можно, но что от него останется. Связали мы буксировочные концы, так что веревка метров 80 получилась, и стали его через эту огромную лужу тащить, а он плывет себе как лебедь белая, только, что колесами не гребет, а то совсем бы на пароход походить начал.

Но, как оказалось, это не самое страшное, что нас ждало: чтобы выехать на кордон, нам предстояло перевалить через хребет. Когда «сыночка» наверх затаскивали, я думала, одна крыша доедет: УАЗику едва дорожного просвета хватает, а он, бедолага, все камни брюхом собрал. Валуны дробились об защиту вдребезги, я ему даже один осколок на память подарила. Потом решили не мучиться и оставить его в лесу, чтобы на обратном пути подобрать, Димка с ним прощался, как будь-то навсегда. На кордон добрались далеко за полночь.

Заха 99
«Триал», это когда трасса проходит не просто по бездорожью, а еще и с дополнительными препятствиями, мало этим судьям наших мучений.

Только тут мы поняли, как промокли, продрогли и устали. Грязь с одежды отваливалась кусками, носки — хоть выжимай. И опять спасительные 50 граммов решили проблему, и ночь уже не такая темная, и ветер не такой пронзительный, а уж какая-то халупа с печкой и вовсе раем показалась. Утром проспали все, пришлось отложить старт «Триала».

«Триал», это когда трасса проходит не просто по бездорожью, а еще и с дополнительными препятствиями, мало этим судьям наших мучений. Оксана за те 12 минут так умаялась, будто мешки ворочала, а я опять по уши мокрая, потому, что задача штурмана бегать вокруг машины, следить, чтобы нигде мостом не зацепиться или не свалиться с качелей — вот и носишься, то через лужу бегом, то на колени падаешь.

Последний этап здорово потрепал наши ряды: еще на подъездах к кордону сломался мост у машины организаторов, Мерседес на трассе застрял на камнях, пробил бак, а блокировку он после этого выгребал из моста кусками. В общем, по нашему бездорожью могут ездить только наши внедорожники, а то, что буржуи называют джипами, может ездить только по их асфальту.

Заха 99
Жалко, что все закончилось, вряд ли где-нибудь еще нам удастся испытать такой вихрь эмоций.

Ну, вот и финиш последнего этапа, награждение. На импровизированном пьедестале из поленьев победители и призеры. Первое место — УАЗ-санитарка, вторые — тоже УАЗик из Тюмени, Мерседес — третий. У нас почетное пятое место. Шампанским облились с ног до головы, пообедали и двинули домой, но немного по другой дороге.

Шаталов опять говорит: «Там все легко, только на луговине берите правее». Видели бы вы эту луговину: огромное болото, а поперек течет река. Наш несчастный Ренглер в лице изменился, он ведь надеялся, что все уже закончилось. В общем, обратная дорога до деревни Северные Печи заняла часа четыре, мы опять все промокли и измазались грязью. Но, вопреки ожиданиям, когда мы выехали на асфальт, народ загрустил.

В общем, по нашему бездорожью могут ездить только наши внедорожники, а то, что буржуи называют джипами, может ездить только по их асфальту.

Жалко, что все закончилось, вряд ли где-нибудь еще нам удастся испытать такой вихрь эмоций, такую взаимовыручку, так сродниться с еще вчера незнакомыми людьми. Большое спасибо ребятам, устроившим нам это приключение — Жене Шаталову, Васе Малькову, Артему Чапцову. Надеемся, что это не в последний раз.

Фото: Андрей Попов (https://photoreporter.ru/)

 

Реклама

Яндекс.Метрика
Выделено памяти сервера: 52.64MB | MySQL запросов в базу: 349 | Страница создана за 0,315 sec.