Известный художник Виктор Гребенников отбывал срок под Миассом

Завершаем рассказ о натуралисте, энтомологе, художнике, авторе многих книг о насекомых Викторе Гребенникове (на снимке), в 1947 году осужденном на 20 лет исправительно-трудовых лагерей за подделку нескольких хлебных талонов.

«Шкворнем по башке»

«Как-то подвыпивший надзиратель разоткровенничался мне: приняли 14 трупов, а довезли… 13! Ведь пробивали, мол, башку каждому — куда ж проклятый зэ-ка («з/к» — так нас, заключенных, когда-то звали-писали) делся? Сопровождающих двое, один другому не доверяет, завернули обратно.
Проехали полпути: «а он, гад, лежит мерзлый, голый в канаве у дороги — выскользнул, значит, как ледышка, пока ехали-трясли. Обрадовались мы: треснули его посильнее пару раз по башке шкворнем, довезли до места все 14. Покидали вниз. А то было совсем струхнули, а теперь хорошо и спокойно».

Уцелел чудом.

«Я уцелел чудом. Преодолеть год «нулевки» («нулевка» — категория неработоспособных от голода и мук доходяг) и не оказаться на дне старой шахты с пробитой головой мне помогли эстонцы.
Один барак был полностью занят ими; все они сидели по 58-й, держались дружно, сплоченно и от охотников до посылок из дому — «урок», «полуцветных», «шакалов» — организованно отбивались палками.
Я рисовал им маленькие карандашные портреты, которые они как-то умудрялись переправлять на волю, минуя цензуру, в свою далекую Эстонию. Быть может, у детей иль внуков этих замечательных натурщиков еще хранятся мои лагерные рисунки.
Зарабатывая так свой кусочек хлеба, я был уверен, что его не отнимут блатные: из эстонского барака я почти не выходил несколько месяцев. «Нулевочные» дистрофия, цинга, пеллагра начали отступать, заглох туберкулез…».

«Начальник, застрелишь…»

«Контрагентские — на объектах за зоной — бригады работали на медных шахтах, на известковом карьере, на торфоразработках. Наиболее крепкие зэ-ка выдерживали на глубоких горизонтах шахты, где жарко, сыро и воздух напоен медно-серно-мышьячной отравой, от силы несколько месяцев, попадая потом в «нулевку», а то и сразу в морг.
Урки — воры и бандиты — откровенно и вызывающе темнили, отлынивая от работы, в чем им, как правило, столь же откровенно потворствовал конвой. Другое дело с остальными!
— Вот ты, а ну сбегай за доской!
— Начальник, ведь застрелишь…
— Что, еще повторять?! — и бедняга, наверняка чуя, что это смерть, шел на нее почти с радостью.
Вдруг команда конвоя: — Бригада, ложись! — и длинная над головами очередь с острым запахом пороха, а тому, кто за доской, — в спину, голову, грудь, а потом сапогами, стволом, прикладом, собаками…».

«Только честным трудом..»

«С 1948 года нас уже не кидали в шахты, а зарывали в землю. Есть и мой скромный вклад в эту горестную процедуру. Я писал по две фанерных бирки для мертвых: буква и двух-трехзначное число, одна бирка побольше — на колышек поверх могильника, другая, с дыркой, маленькая — зачем-то привязывалась к ноге трупа шпагатом.
В каждой секции барака висели «Обязанности и права заключенных».
А мне начальник КВЧ регулярно вручал очередной ГУЛАГовский набор предупреждений, которые я писал крупно на всех четырех стенах над верхними нарами каждой секции.
«Только честным трудом завоюешь право на досрочное освобождение» — это было еще одно глумление, так как зачетов (когда, скажем, за полтора года лагерей засчитывалось два, как, например, на Колыме, уголовникам с не очень большими сроками) в уральских лагерях не было вовсе».

Тарантул в банке.

В 1953 году после смерти Сталина последовала амнистия. Многие были освобождены, в их числе и Гребенников. Будучи в лагере, он познакомился с вольнонаемной Тамарой Пименовой, которая вскоре стала его женой.
Гребенниковы часто переезжали: Горький, Исилькуль, Тернопольщина, Череноземье, Сибирь…
На Тернопольщине Виктор Степанович, работая на сельскохозяйственной опытной станции, организовал первый в СССР микрозаповедник для охраны полезных насекомых и заказник энтомофауны.
Дома у него квартировал настоящий энтомологический зоопарк: были шмелепитомник, муравейник, в банках жили тарантул и каракурт, в укромные места закладывались куколки гусениц, из которых потом вылуплялись бабочки и выпускались в поле.
Для сельскохозяйственной науки разведение шмелей и пчел-листорезов имело значение: урожайность на таких полях поднималась в разы без всякой химии!

Мы все —  экстрасенсы.

Работая с пчелами, Гребенников заметил: если поднести руку к гнезду этих насекомых, ощущаешь тепло, покалывание, легкую тошноту, головокружение. От сотов идет излучение, воздействующее на живые объекты, которое приборами выявить нельзя.
Виктор Степанович установил, что причина всех этих ощущений — не «биополе», а размеры, форма, количество, взаиморас-
положение полостей.
Опыты показали, что в зоне действия эффекта полостных структур (ЭПС) заметно угнетается развитие почвенных бактерий, дрожжевых и иных грибков. ЭПС, подобно гравитации, действует на живое сквозь стены, толстый металл, другие преграды.
На основе ЭПС Гребенников создал сотовый «обез-
боливатель» — стул под футляром, в котором находятся несколько рамок с пустыми, но полномерными пчелиными сотами. Посидишь на таком стуле — и боль уходит.
Своими изобретениями ученый опроверг наличие паранормальных способностей. «Кисти рук с их трубчатыми косточками фаланг, суставами, связками, сухожилиями, сосудами, ногтями — интенсивные излучатели ЭПС, могущие за пару метров запросто оттолкнуть соломенный или угольный индикатор, — писал Виктор Гребенников в книге «Мой Мир». — Это получается буквально у всех. Поэтому я твердо убежден, что никаких «экстрасенсов» нет, а точнее, все люди — экстрасенсы».

Талант и трудолюбие.

Виктор Гребенников блис-
тал на многих направлениях: энтомологии, экологии и охраны природы, изобразительного искусства, включающего портреты, пейзажи, декоративное искусство, скульптуры, микропортреты насекомых, оригинальные биослепки и стереоблоки, иллюстрации к собственным книгам и книгам других авторов, бионики.
«…Самобытный талант, редкое трудолюбие, новизна (почти открытие!) мира… Вполне соглашаешься с писателем Пермяком: «Второго такого мастера нет», — так писал о художнике-анималисте, энтомологе и агроэкологе Викторе Гребенникове известный журналист и писатель
Василий Песков.
10 апреля 2001 года после тяжелой болезни Виктора Степановича Гребенникова не стало…

фото shkrudnev.com

Реклама


Яндекс.Метрика
Выделено памяти сервера: 51.09MB | MySQL запросов в базу: 178 | Страница создана за 0,250 sec.