Ильменским заповедником руководил сын знаменитого художника

Небольшой городок Миасс, но столько знаменитостей в нем бывало, гостило, проживало или просто проезжало мимо, что диву даешься — и сам себе тихо завидуешь: «В каком же удивительном городе я живу…».

Небольшой городок Миасс, но столько знаменитостей в нем бывало, гостило, проживало или просто проезжало мимо, что диву даешься — и сам себе тихо завидуешь: «В каком же удивительном городе я живу…».

Знаете ли вы, что в течение нескольких лет Ильменским заповедником руководил Всеволод Васнецов, сын известного русского художника, мастера исторической живописи Аполлинария Васнецова?

«Длиннолицый, сурового вида…»

Мы впервые узнали об этом из воспоминаний советской писательницы и поэтессы, историка, журналиста Мариэтты Шагинян, которая летом 1942 года побывала в Ильменском заповеднике.
«Не успела я выйти из вагона, — писала Шагинян, — как ко мне подошла длинная фигура и мужской голос спросил: «Вы товарищ Шагинян?» В полной темноте мы прошли через пути, вошли в маленькое здание вокзала, битком набитое людьми, и опять вышли в темь, на крыльцо. Мой спутник исчез в темноте — пошел отвязывать лошадь. Я уселась в уральский коробок на сено, спутник мой сел возле меня, тронул вожжи, и лошадь зачмокала по грязи в абсолютной темноте… Спутник мой оказался сыном художника Васнецова, Всеволодом Аполлинарьевичем, зоологом, очень долго работавшим в Арктике и сейчас чувствовавшим себя на Южном Урале как где-то очень на юге; человек с обветренной светловолосой головой, длиннолицый, некрасивый, сурового вида и с душою редчайше доброй, деликатной и детской».

Кто же он?

Уже из этой краткой характеристики понятно: Всеволод Аполлинарьевич не стал продолжателем династии живописцев (помимо отца знаменитым художником с мировым именем был и его дядя, Виктор Васнецов), выбрав совсем другую жизненную стезю.
Хотя обстановка, в которой рос Всеволод, всемерно располагала к тому, чтобы он нашел себя в искусстве.
«У нас часто устраивались «Васнецовские вечера», — рассказывал Всеволод Аполлинарьевич. — На них бывали многие известные музыканты, композиторы, певцы, часто звучала музыка. Отец не мог без волнения слушать романсы Чайковского: он очень любил музыку. И, конечно, восхищался пением Шаляпина, его неповторимым голосом, его игрой…».
Итак, художником Всеволод не стал. А кто же он тогда?…

А кто же он тогда?

Всеволод Васнецов (15.11.1901 — 5.06. 1989 гг.) —
полярный исследователь, писатель, общественный деятель, заслуженный работник культуры России — родился в Москве. Окончил Высшую аэросъемочную фотографическую школу Рабоче-крестьянского Красного Воздушного Флота. Работал в Плавучем морском научном институте (так называемый Плавморнин), участвовал в 1921—1933 годах в полярных экспедициях на «Персее» и других судах Плавморнина. Работал в Государственном океонографическом институте. Автор книг о полярных исследованиях и воспоминаний о художниках Аполлинарии и Викторе Васнецовых. Участвовал в строительстве «Персея». В 1933 году осужден тройкой ОГПУ на три года условно, в 1989 реабилитирован прокуратурой Мурманской области.

Под флагом «Персея».

В 1974 году была издана его книга «Под звездным флагом «Персея», рассказывающая о становлении и развитии отечественной науки о море.
Из предисловия редактора узнаем, что в 1921 году по указанию Ленина был создан Плавучий морской научный институт (Плавморнин), что дало старт исследованию советских северных морей на первом экспедиционном корабле «Персей».
В морях Северного Ледовитого океана с 1923 по 1941 год «Персей» совершил
84 научных экспедиции и прошел более 100 тысяч морских миль (что соответствует пятикратному обходу вокруг земного шара по экватору), пробыв в море в общей сложности более 2000 суток (почти шесть лет!)
Девять раз побывал «Персей» в районе Шпицбергена, пять раз подходил к Земле Франца-Иосифа, 12 раз — к Новой Земле. Погиб корабль в 1941 году во время Великой Отечественной войны.
«Автор книги «Под звездным флагом «Персея» Всеволод Васнецов, — пишет кандидат военно-морских наук В. И. Черныш, — является не только основоположником советской океанологии, но и одним из тех, кто принимал участие в создании Плавморнина и «Персея», а также неоднократно возглавлял на нем научные экспедиции».
Вот каким, оказывается, был человек, руководивший Ильменским
заповедником!

Не дать рыбе погибнуть.

Не удалось установить, в какие именно годы Всеволод Аполлинарьевич жил в Миассе. Доподлинно известны только две даты — 1942 год (Миасс посетила Мариэтта Шагинян) и 1949 год (когда в местной газете появилась заметка Васнецова о пятнистых оленях).
Представляет, кстати, интерес еще один фрагмент из дневника Шагинян, где Васнецов рассказывает писательнице о деятельности заповедника (и о своей собственной) в годы войны:
«Всеволод Аполлинариевич Васнецов, заведующий научной частью и биологической станцией. Тема его научной работы: на многих озерах происходит зимой замор — подо льдом рыбы от недостатка кислорода начинают задыхаться. С этим вырабатываются способы борьбы, например, вентиляция водных масс. Прорубаются в озере проруби… Над ними — утепленный шалаш, чтобы предохранить от замерзания. Эти проруби систематически прочищаются ото льда. Их нужно на озере 15-20. Работа трудоемкая, но мы ее провели. Предполагаем механизировать этот процесс. Поставим ветряные мельницы, простейшие двигатели, чтобы они буровили воду, постоянно ее перемешивали и не давали замерзать. Кроме того, у меня —
контроль над работой рыболовецких организаций, слежу, чтобы соблюдали правила рыболовства и не оставили бы рыбу там, где она
может погибнуть».

Было вкусно и тепло.

На склоне лет супруги Васнецовы (кстати, они встретились и полюбили друг друга во время плавания на «Персее») обосновались в Москве, где организовали музей-квартиру Аполлинария Васнецова.
Художник Надежда Приходько вспоминала: «Как-то поздней осенью мы пришли к ним в гости, и они угощали нас вкусными солеными грибами, которые солила сама Екатерина Константиновна. Пили чай с лимонным печеньем также домашней выпечки. Было очень вкусно и тепло сидеть в их уютной художественной кухне. А потом сидели в кабинете Всеволода Аполлинарьевича, где Екатерина Константиновна рассказывала нам об их путешествиях на «Персее», о том, как они жили в Ильменском заповеднике на Южном Урале —
Всеволод Аполлинарьевич работал там одно время. Было интересно слушать об их романтической жизни с ловлей рыбы и собиранием белых грибов. С тех пор Екатерина Константиновна хорошо солит и маринует грибы».

Фото с сайта herzenlib.ru

Реклама


Яндекс.Метрика
Выделено памяти сервера: 47.81MB | MySQL запросов в базу: 148 | Страница создана за 0,248 sec.