Полтора года службы  в Афганистане, остались в памяти и сердце миасца навсегда

Апрель 1985 года. С тем самым «Васильком» — гладкоствольным минометом калибра 82 мм

 Завтра, 15 февраля, исполнится 30 лет со дня окончания вывода ограниченного контингента советских войск из Афганистана, где они находились с 1979 по 1989 год, оказавшись вовлеченными в военный конфликт между правительственными силами и вооруженными формированиями афганских моджахедов.

      С 2011 года эта дата официально отмечается в нашей стране как День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества.

Среди воинов-­интернационалистов, служивших в Афганистане, — несколько сотен миасцев, в том числе четыре отважные женщины. Семеро наших земляков погибли в этой горной стране. Около 20 награждены орденом Красной звезды, десятки — медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За отличие в охране государственной границы».

Свое 20-летие Андрей Михалищев встретил в Зардевской щели, где спустя два месяца погибли 19 пограничников-«панфиловцев».

Андрей Михалищев — один из 300 миасцев, которым довелось в те годы побывать «за речкой» (граница между СССР и Афганистаном проходила по горной реке Пяндж). В погранвойсках КГБ СССР служил с 1983 по 1985­й, в том числе полтора года — в Афганистане, недалеко от границы с Советским Союзом.

Вместо «Кайрата» — в Афган

— В детстве занимался футболом у тренера  Эдуарда Шилкина в поселке Строителей, — рассказывает Андрей. — Все друзья ушли в армию раньше, а меня должны были призвать только весной 84­го. Пришел в военкомат, говорю: заберите меня в армию. Прошло какое­то время, вызывают: пойдешь в последний осенний набор — погранвойска, китайская граница? А у тренера брат работал в алмаатинском «Кайрате», он и говорит: заберем потом тебя в эту команду («Кайрат» в 1983-­м победил в первой лиге чемпионата СССР, а Михалищев подавал большие надежды в футболе. — Прим ред.)

Но получилось по-­другому. Попал Андрей в учебку в киргизский город Ош, где провел зиму 1983-­84 годов, а весной — в Пржевальский отряд, на Тянь­Шань, где обучался по воинской специальности сапера. В этом качестве и попал в Афганистан.

— В то время были постоянные провокации со стороны Китая, которые становились чаще в период больших советских праздников, — продолжает Михалищев. — В начале мая начиналась усиленная охрана границы, и нас из учебки отправили на это «усиление». Туда и приехал представитель особого отдела, по одному вызывал, сидели на камешке, разговаривали. Слово за слово: как насчет Афганистана?
— Надо, так поехали. Кстати, встретил там практически всех ребят, мы вместе призывались из Миасса.

Скалы стреляют

Колонна, в составе которой находился Андрей Михалищев, пересекла границу в июне 1984 года в поселке Ишкашим Таджикской ССР. Оказался в том же Бадахшане, но в чужой стране.

— Погранвойска находились там практически неофициально, об этом долго не говорили, — делится  Андрей. — Курировали 100­километровую зону вдоль советско­афганской границы, там частенько бывали провокации. С нашей стороны реки Пяндж шла дорога на Хорог и дальше на Душанбе, с афганской — скалы, оттуда и стреляли. Пули свистят, не окопаться путем —
голое плато, ни земли, ни бугорков — то за стожок соломы спрячешься, то еще куда.

Гибель  «панфиловцев»

По воспоминаниям ветеранов боевых действий, пограничные войска на той войне отличались достаточно небольшими людскими потерями. Пожалуй, единственным трагическим исключением стала гибель 19 бойцов заставы Панфиловского погранотряда, попавших в засаду между кишлаками Ярим и Афридж в Зардевской щели 22 ноября 1985 года.

Как раз в это время в том районе находилось подразделение, в котором служил Андрей Михалищев. «Панфиловцы» и пришли на  смену, но погибли.

1985 год. Рабати-Чехильтон. На крыше развалившихся после землетрясения казарм. Рядом был расположен
склад боеприпасов, над разбором которого саперам еще долго пришлось поработать.

— Переправлялись через реку и попали в засаду. Живыми на «точку» вернулись только двое или трое, — вспоминает
Михалищев. — А пацаны молодые, хоть и старослужащие, но боевого опыта не было. Неудачно попали. Нас обратно туда, вместо них. Потом взяли в плен «духов», на них были наши бушлаты прострелянные, с убитых сняли. Отдали пленных «царандоям» (народной милиции Афганистана), те их как бы судили и отпускали. И так по кругу.

«Василек»

Еще один трагический эпизод, врезавшийся в память, — гибель минометного расчета при крушении вертолета в ходе «зачистки» местности. При перемещении с одной площадки на другую «вертушку» подбили, и она упала в ущелье.

— Летит вниз, кувыркается по склонам, горит, взрывается, из расчета в живых остался только старлей, не попавший на борт из-­за перегруза, — рассказывает Андрей. — Летчики тоже выжили, ушли вниз, к кишлаку. Тут же прилетели наши вертолеты, прилично «поработали» над кишлаком, забрали летчиков. А на дне ущелья остались обгорелые остовы «вертушки» и «василька» — миномета  на колесах.

Боевое братство

И все же, несмотря на опасности и трагедии, те полтора года в Афганистане Андрей Михалищев считает одними из лучших в своей жизни. Зимой, когда закрывались заснеженные перевалы, находилось время и для книг, и для спорта, и для песен под гитару. Навсегда остались и крепкие дружеские отношения с сослуживцами — такими же, как он, простыми парнями с Урала, из Сибири, Республики Коми, Белоруссии.

— Ни одного плохого человека там не вспомню, — делится Андрей. — Когда в прошлом году встретился с двумя друзьями из Воронежа, как будто и не было 33 лет, которые не виделся с ними после Афганистана. Есть и в Миассе друг, с ним там служили. Дружим семьями, ездим вместе на отдых. Те 18 месяцев в Афгане вспоминаю постоянно, это на всю жизнь, не вырежешь из памяти никак.

 

Реклама


Яндекс.Метрика
Выделено памяти сервера: 47.89MB | MySQL запросов в базу: 191 | Страница создана за 0,611 sec.